Главная > История

История

 

«Хватит пафоса! Ну какое отношение ваш «Русский Прорыв!» имеет к Африке? Что, к Дакару примазываетесь?» - спросите Вы – «Или в России прорываться больше некуда?»

Ответ на этот вопрос лежит в нашей истории, в истории нашего Отечества, в истории очень далекой и, как показывает сегодняшний день, совсем близкой.
                                               
«Русский Прорыв!» - АФРИКА!
 
 XVII век. Африканцев на Руси видали еще при царе Алексее Михайловиче, православные эфиопские «арапы» верой и правдой служили государю привратниками в царских покоях. Но «русская» Африка началась только с 1697 года, во время Великого посольства Петра I в Амстердам. Ближайшим другом Петра был Никлаас Витсен, бургомистр Амстердама и директор Ост-Индской компании, на верфях которой три месяца трудились россияне над постройкой первого в истории голландского корабля «русско-голландского» производства. Именно этот, порядком «обрусевший» корабль ушел в своё первое плавание к мысу Доброй Надежды …в Капскую колонию на юг Африки, в город Каапстад – сегодняшний Кейптаун. Так родилась африканская мечта Петра I – на русской эскадре обогнуть Африку, и через Каапстад проложить морской путь к восточным пределам Российской империи. То, что голландский корабль, везущий в южную Африку новую партию колонистов – гугенотов, строил собственными руками русский царь, стало событием исторически знаковым, и во многом мистическим, которое навеки связало невидимой нитью Российский Петербург и южноафриканский Кейптаун. Своим Великим посольством в Амстердам Петр создал и впервые апробировал оригинальную российскую технологию двойного назначения, инновационную технологию «прорубания окон в Европу». Петр стал родоначальником теории «Русского Прорыва!».
Великое посольство Петра стало практическим пособием будущим лидерам России в том, как не «ждать у моря погоды», и как добиваться того, чтобы головы «союзников» склонялись, когда поднимается Андреевский стяг. Потому что, верных союзников у России только два – армия и флот!
XVIII век. При жизни Петр Великий не смог до конца реализовать все свои планы, хоть и с честью завершил первый этап «Русского Прорыва!» - сделал Россию великой морской державой, а Андреевский флаг – символом могущества России в мировом океане. Екатерина II взялась осуществить мечту Петра до конца, и в 1787 г. пять кораблей были подготовлены к плаванию вокруг Африки — но очередная война со Швецией и Турцией помешала свершению уже ее планов.
 XIX век. В середине XIX века политическая реальность уже настоятельно требовала осуществления стратегического плана Петра, реализации очередного этапа «Русского Прорыва!». Прежде всего, это диктовалось соперничеством двух самых крупных империй в истории человечества — Британской и Российской. Для обеспечения углем своего флота на пути из Одессы во Владивосток, Россия нуждалась в собственной военно-морской базе на восточном побережье южной Африки.
В 1880 г. началась первая англо-бурская война, а в Абиссинии усиливалась экспансия Франции и Италии, но представления государя-императора и правительства России о реальной ситуации на юге и юго-востоке Африки были не конкретными, и стратегически неопределенными. Письменные обращения к Александру III верховного вождя южноафриканского народа Пондо с просьбой о российском протекторате и защите от англичан, а также письмо правителя Абиссинии православного "царя царей" негуса Иоанна с просьбой открытия в Абиссинии постоянной русской миссии и создании русской колонии – остались без ответа!
И здесь стихийно, но неотвратимо возник второй добровольческий этап «Русского Прорыва!» в Африку. Это было массовое негодование и праведный гнев патриотов России, что во все времена у нас выливалось в добровольческое, или партизанское народное движение.
Сегодня это назовут частной инициативой, или народной дипломатией, но петербургская газета «Новое Время» в те годы писала: "Прямые религиозные фермеры, решившие своей кровью отстоять свободу Отечества - Трансвааль, всегда будут ближе сердцу святой Руси, чем наш исконный враг - холодная и эгоистичная Англия. По своей глубокой вере в Бога буры нам родные братья".
 ТРАНСВААЛЬ. Не смотря на «осторожную» политику России в отношении к англо-бурской войне, сотни российских добровольцев сражались против англичан на стороне буров в составе добровольческого Европейского легиона, которым командовал русский полковник, а в последующем бурский генерал, Евгений Максимов. За свою беспримерную доблесть и отвагу, широкую известность среди добровольцев Европейского легиона заслужили российские офицеры: грузинский князь Нико Багратиони, братья Александр Иванович и Фёдор Иванович Гучковы.
АБИССИНИЯ. После открытия в 1869 году Суэцкого канала, и последующего в 1875 году выкупа Англией у Египта контрольного пакета акций концессии Суэц, Франция и Италия значительно усилили свою экспансию в борьбе за порты в Красном море, что и вызвало безответное обращение Абиссинии за помощью к официальной России. Добровольческий этап «Русского Прорыва!» в Абиссинии отличался особой дерзостью россиян-казаков, которые в отличие от добровольцев Трансвааля действовали без прикрытия армии.
Пользуясь покровительством императора Абиссинии негуса Иоанна, в 1889 г. терский казак есаул Николай Иванович Ашинов во главе отряда в полтораста сабель пошел на отчаянный шаг, граничащий с самоубийством. Бойцы его отряда, на глазах удивленных французов, открыто высадились на абиссинский берег Таджурского залива вместе со своими женами и детьми, в сопровождении архимандрита Паисия. Атаман Ашинов перед строем торжественно провозгласил закладку здесь, на месте древнего египетского бастиона Сагалло, русского поселения «Станица Московская», и поднял на флагштоке государственный российский флаг.
Глава Святейшего Синода Победоносцев тогда сравнил героический поступок Ашинова с открытием Христофором Колумбом Америки, а Нижегородский генерал-губернатор Баранов направил Александру III предложение о создании в том месте русской колонии и сообщил о своём желании профинансировать и «при некотором содействии правительства, образовать Российско-Африканскую компанию»…. Но царь – миротворец, увлеченный созданием российско-французского союза, ставшего его главным геополитическим проектом, предпочел устраниться от решения проблем русской колонии. Александр III не успел увидеть краха своей внешней политики, и плоды русско-французского союза пришлось пожинать уже его сыну Николаю II, сначала в русско-японскую, а затем и в первую мировую войну….
   Но в 1889 г, выбирая место для будущей русской колонии именно в заливе Таджура, Ашинов проявил незаурядное стратегическое чутьё. То место, где находилась «Станица Московская» юридически французам не принадлежало, но в военно-стратегическом отношении было идеальным для обустройства военно-морской базы и контроля перешейка Красного моря и Аденского залива, у горловины, где максимально сужался морской путь из Европы на Восток.
Обеспокоенные стратегически опасным соседством, и видя отсутствие серьезной военной поддержки у «русского Колумба», французы сделали запрос в Петербург…, но пользуясь не официальными, а банковскими «каналами связи». Их военная хитрость состояла в том, что с 1887 года началось регулярное предоставление России французских государственных займов, в результате чего Франция сменила Германию в роли главного кредитора России.
Французский «канал связи» оказался безупречен, и петербуржские чиновники однозначно трактовали факт создания в Абиссинии какой-то «Московской станицы», каким-то самозванцем и авантюристом, без высочайшего на то повеления, как самовольное проявление «дерзкой частной инициативы»!
И тогда, при молчаливом согласии Петербурга, Париж направил в залив Таджура целую эскадру в составе крейсера и трех канонерок…. Видно генетическая память дала себя знать, напомнив французам в лице казака Ашинова образ лихого атамана Платова, иначе, зачем было выдвигать такую армаду – против всего-то ста пятидесяти казаков с женами и детьми. Беспрепятственно вошедшая в залив Таджура французская эскадра, дала один залп из всех орудий…, и почтовый адрес «Абиссиния - Станица Московская» в истории больше никогда не упоминался!
   Оставшиеся в живых «вольные казаки», включая двенадцать тяжелораненых, были взяты в плен французскими матросами, а их имущество разграблено. 
…Невинно убиенные: беременная на сносях Мария Мартынова и ее шестилетний сын Роман, четырехлетняя Матрена и двухлетний Степан, девица Дарья Марченко и один безымянный казак были отпеты по чину мирян архимандритом Паисием, и там же, на пригорке, у разрушенного бастиона и обугленного флагштока, без лишних почестей захоронены….  
 О том, что десантирование отряда Ашинова в Таджурской бухте было не просто частной инициативой самозванца, говорит запись в дневнике российского морского министра адмирала Шестакова: "А не поздоровится Джону Булю, коли там и сям нашим крейсерам можно будет запасаться углем". Эта запись была сделана за два года до трагедии, в 1887 году во время встречи адмирала с атаманом Ашиновым, которого морской министр активно поддерживал в «красноморских» начинаниях. Но конкретные действия морского министерства, к сожалению, не последовали - в 1888 году адмирал Шестаков почил в Бозе...
   Эту политическую «ошибку», если не сказать – продажу «Станицы Московской» за очередной французский кредит, новый российский император Николай II вспомнит уже в 1904 году, когда шла русско-японская война, и впервые в истории мог реализоваться в полном масштабе петровский план «Русского Прорыва!».
Генерал-адмирал Рожественский, чья эскадра полным ходом шла вдоль западного побережья Африки на помощь Порт-Артуру, первым узнал истинную цену дружбы «союзников» - французские власти Дакара официально запретили эскадре запасаться углем в чрезмерно большом количестве. А когда, обогнув мыс Доброй Надежды, броненосцы «Суворов», «Александр III», «Бородино», «Ослябя», «Орел», крейсер первого ранга «Аврора» и другие корабли встали на прикол у острова Мадагаскар, эскадра Рожественского два месяца ждала «у моря погоды», когда Англия – союзница Японии, наотрез отказывалась заправлять русские корабли углем в портах своих колоний.
Здесь же все узнали о падении Порт – Артура, а затем и Мукдена. Когда три измотанные эскадры, заваленные углем на верхних палубах по самые трубы, шли к Цусиме, тогда и вспомнили о «Станице Московской», и о словах из дневника морского министра, и крепким словом помянули будущих «союзников» из Антанты!
        Все, о Цусиме – ни слова….
Предательское эхо 90х годов XIX века прокатилось через столетие, и в 90х годах уже XX века отозвалось еще большей трагедией - развалом Великой Российской Империи….
XX век. Видно, история ничему не учит государственных мужей! Политологи по сей день, до хрипоты спорят о причинах нашей «потери» Африки после распада СССР, когда все причины налицо:
      Чрезмерная «идеологизированность» межгосударственных отношений;
       Незнание советскими руководителями африканских реалий;
       Геополитическая близорукость советской политической элиты.
Но главная причина – в полном отсутствии серьёзной экономической подосновы межгосударственных отношений СССР и стран Африки!
У Советского Союза в Африке не осталось экономического правопреемника. И это – при таком-то количестве, подписанных в восьмидесятых годах выгоднейших для СССР, долгосрочных контрактов с африканскими странами. Подобные диагнозы успешно лечатся трудоемкими (для руководства), но чрезвычайно эффективными методами Великого Посольства (личного присутствия), и до сих пор инновационной петровской технологией двойного назначения под названием «Русский Прорыв!».
Сегодняшней России преподан суровый урок: тот, кто не хочет помнить и защищать свою историю, неизбежно ее теряет. Но мы помним историю и нашей Российской Империи и нашего СССР, и ничего терять из нашей великой истории не собираемся, потому что помним завещанное нам о двух истинных СОЮЗНИКАХ России!
XXI век. Лишь только в сентябре 2006 года, через 309 лет после первого петровского «Русского Прорыва!», первый в истории правитель России, впервые посетил южную Африку, причем тот самый Кейптаун о морском пути через который мечтал Петр I, и правитель этот - сам уроженец града Петрова! Ну, чем не промысел божий?! И сделано было все по петровским канонам «Русского Прорыва!», с Великим Посольством, с подписанием протоколов и контрактов, без излишней популистской мишуры, всего за три дня! В этот же год Великое Посольство, впервые посетило еще два североафриканских государства, где в кратчайший срок, деловито и без суеты решило все ключевые «российские» вопросы этого африканского региона.

Это был третий в истории «Русский Прорыв!» в Африку, который по значимости и эффективности был равен первым двум.

Вот, далее бы так!

В 2006 году, в то же время, когда Великое Российское Посольство посещало Алжир, ЮАР и Марокко, добровольческий отряд Организаторов авто-марафона частным порядком и на собственные средства покупал и готовил машины к претворению своей давней «африканской мечты» - Авто-марафона «Русский Прорыв!». Как и во времена англо-бурской войны, в соответствии с уставом  добровольческого «Русского Прорыва!», автомобильный рейд по глубоким африканским тылам готовился Организаторами лично, без высочайшего на то повеления, как проявление «дерзкой частной инициативы»!
Да и цели себе добровольцы поставили достойные, под стать созданию «Станицы Московской» на Эфиопском побережье.
         Для первого авто-марафона Оргкомитет определил следующий круг задач:
       на серийных отечественных автомобилях пройти от Москвы через всю Европу до Испании, и паромом переправиться через Гибралтар в Марокко;
       Далее - параллельно с гонкой Париж – Дакар, пройти весь африканский участок ралли и, оставив позади финишную черту, спуститься вдоль западноафриканского побережья вниз на юг до столицы Камеруна Яунде;
       Крайний этап - финишным рывком через Камерун, Центрально Африканскую Республику и Судан, пересечь с запада на восток весь африканский континент, чтобы финишировать в Эфиопии (точнее в Джибути) на берегу той самой Таджурской бухты в центре родной «Станицы Московской». Российский стяг на флагштоке решили не поднимать, дабы не пугать морских пехотинцев французской военно-морской базы, которая находится там же, где и 119 лет назад – по соседству.
Как и принято, повсеместный официозный скулеж о завышенной планке, о переоценке собственных сил, о невозможности проведения рейда в принципе, в серьез Организаторами не принимался. Поэтому 4 Января 2007 года - в ранее назначенное время, авто-марафон «Русский Прорыв!» успешно стартовал с Васильевского спуска, и прошел маршрут в штатном режиме без потерь личного состава и техники.
Помня заветы учителей о двух СОЮЗНИКАХ России, на флагманской машине развивались два флага – Государственный Российский триколор и, вечный талисман «Русского Прорыва», славный Андреевский флаг!
Все бы – ничего, но крайний этап с финишем в «Станице Московской» пришлось отложить до следующего раза. Уже во время пробега у «союзников» в их Сомали-Лэнде случился форс мажор – исламисты, будто специально ждавшие старта авто-марафона, начали очередную стрельбу…. Наши абиссинцы, при умелом командовании и хороших военных советниках, помогли «союзникам» и показали, как надо правильно воевать на территории противника!
 Творческие задачи, поставленные перед собой, Оргкомитет и Первый Добровольческий отряд даже перевыполнили – был пройден сложнейший маршрут в 20.000 км, превышающий по протяженности:

       Трассу ралли Париж-Дакар на 8.000 км.

       Трассу ралли Париж-Пекин (рекорд книги Гиннеса) на 2.400 км.

 

За 2007 и 2008 год «Русский Прорыв!» проехал дистанцию

 

 

           более 40.000 км!!!

 

 

     При длине экватора – 40.075,7 км, в один «Русский Прорыв!» мы практически обогнули весь земной шар!
      В авто-марафоне «РУССКИЙ ПРОРЫВ!» принимают участие исключительно серийные автомобили производства России.
 
НАШ ВЫБОР – «Русский Прорыв!»

 

 
English version RSS
Добавить в закладки : CTRL+D
   
Пользователям

Забыли пароль ?
Регистрация
   
Ралли рейд на внедорожниках Русский Прорыв
Страница создана за 0.0501 s

H88.RU Разработка сайтов на CMS MODx